Главная » Статьи » Прочее

Несломленный (Глава 2)

09-12-2016Глава II
"Ну, разумеется, то, что ты выжил - это знак, весточка от Света."

"Он благословляет каждого из нас своим способом. Когда придет время, ты найдешь его снова."

"Надеюсь на это, мой добрый, старый друг. Вот только... я не чувствую то же самое. Что-то внутри меня изменилось."

"Ерунда. Ты устал и сбит с толку, и после всего, что с тобой произошло, ты не можешь обвинять себя в этом. Отдохни немного."

Ролк вышел из пещеры. Нобундо лег на спину и закрыл глаза....

Крики. Неистовые мольбы женщин.

Нобундо резко раскрыл глаза. Он был здесь уже в течение нескольких дней, в одном из немногих лагерей, где теперь жили те, кто подался в бега перед сражением. Все же он не мог избежать душераздирающих криков женщин из прошлого, которых он оставил умирать. Они взывали к нему каждый раз, как он закрывал глаза, прося его о помощи, о спасении.

У тебя не было другого выхода.

Но было ли это в самом деле правдой? Он не был полностью уверен в этом. Недавно Нобундо обнаружил, что ему все труднее и труднее четко размышлять. Его мысли стали запутанными, бессвязными. Он тяжело вздохнул и встал с кровати на каменный пол, простонав, так как его незажившая рана тотчас напомнила о себе.

Он вышел на туманный воздух болота и прошелся по промокшему полю тростника. Болото Зангар было неприветливой территорией, но в настоящее время, по крайней мере, оно стало их домом.

Орки всегда избегали заболоченных мест, и вполне по обоснованным причинам. Вся область была большим соленым мелководьем; практически вся флора и фауна была ядовитой, и нужно было всегда быть наготове; и много местных существ могли питаться чем угодно, в первую очередь тем, что не съедало их.

Пройдя мимо нескольких высоких гигантских грибов, Нобундо услышал повышенные голоса: на крае лагеря происходили какие-то волнения.

Он поспешил, чтобы посмотреть, что случалось. Жители лагеря помогали пройти мимо охранников периметра трем потрепанным дренеям, двоим мужчинам и одной женщине. Еще одного, без сознания, несли сзади.

Нобундо вопросительно посмотрел на одного из охранников, который сразу же ответил на невысказанный запрос: "Оставшиеся в живых из Шаттарта."

Заинтересовавшись, Нобундо последовал за этой процессии назад к пещерам, где выживших осторожно уложили на кровати. Ролк положил свои руки, надеясь исцелить, сначала на того, кто был без сознания, но ему не удалось пробудить его.

Женщина, по-видимому, в ошеломлении, бормотала, "Где мы? Что случилось? Я не чувствую - что-то - ..."

Ролк обратился теперь к ней и стал успокаивать. "Расслабься. Ты среди друзей. Все будет хорошо."

Нобундо удивился. Разве сейчас хорошо? Отряд оркских охотников уже обнаружил один лагерь и уничтожил его. А эти четверо, как они выжили? Какие ужасы увидела эта женщина? Что привело лежащего без сознания в такое состояние комы? И даже больше этого, то, как они смотрели и вели себя... Нобундо даже задумался, а были ли их повреждения только физическими: они казались высушенными, удрученными.

Они выглядели точно так же, как он сам чувствовал себя.

Несколько дней спустя выжившие достаточно поправились, и Нобундо посчитал, что они готовы рассказать о случившемся в Шаттарате.

Женщина, Корин, решила заговорить первой. Ее голос ломался, поскольку она снова вспоминала этот кошмар. "Нам повезло. Мы ушли глубоко в гору, в одно из немногих потаенных мест, которые не были обнаружены орками ... по крайней мере, нам везло вначале."

Нобундо озадачился.

"Однажды отряд зеленокожих монстров нашел нас. Последовало сражение... Я никогда раньше не видела ничего подобного. Четверо мужчин, которые пожелали защищать нашу группу, были убиты, но они также убили многих орков. Наконец, остались только Эрак и Эстес. Они убили тех зверей, что еще оставались. Они были словно дикими животными. И те глаза, те ужасные глаза..." Корин вся задрожала.

Теперь заговорил Эстес: "Был взрыв. И сразу же гнилой газ просочился в наше тайное убежище, душа нас, вызвав болезнь, которую никто из нас раньше не испытывал прежде."

Нобундо вспомнил о том неестественном красном тумане и быстро окунулся в те события. Эрак сорвался. "Мы чувствовали, словно мы умирали. Большинство из нас потеряли сознание. Когда мы очнулись, было уже утро. Верхние уровни были покинуты. Мы вышли из Барьерных Холмов, и оттуда отправились в Награнд, где нас нашли спустя много дней наших скитаний."

"И сколько вас было там?"

Эрак ответил: "Двадцать, возможно больше. В основном женщины, немного детей. Некоторые покинули нас через несколько дней спустя, как тот, что лежит без сознания в пещере... Акама, как они назвали его нам. Нам сказали, что он получил большую дозу газа, больше чем любой другой из оставшихся в живых. Ролк все еще не уверен, очнется ли он когда-либо..." Эрак прервался и затих.

Эстес продолжил, "Позже мы были разделены и разосланы в различные лагеря, разбросанные по болоту Зангар и Награнду. Чистая предосторожность, на случай, если один из лагерей будет обнаружен орками, то не все мы будем убиты."

"Среди вас были жрецы или Поборники - кто-то, кто мог общаться со Светом?"

Все трое покачали головой. "Я не могу говорить за Акаму, но Эстес и я были простыми мастеровыми и не привыкли пользоваться оружием любого вида. Потому нас и отправили в пещеры: мы были последней линией обороны."

Корин спросила Нобундо, "Когда ты сбежал, с тобой были другие? Были другие оставшиеся в живых? Мы слышали, что орки оставались в более нижних уровнях, но мы не хотели, чтобы нас обнаружили, потому мы просто сбежали."

Нобундо вспомнил о сложенных телах в Нижнем Городе,... услышал в голове мучительных мольбы и крики с Вершины Алдор.

"Нет," ответил он. "Мне нечего добавить к выше слышанному."

Прошло несколько сезонов.

Велен, их лидер и пророк, посетил их два дня тому назад ... или это было четыре дня тому назад? В последнее время Нобундо становилось все тяжелее запоминать некоторые вещи. Велен прибыл из одного из соседних лагерей. Его точное местоположение оставалось строго охраняемой тайной, в случае, если кто-то из них будет взят в плен живым, и его начнут пытать. Дренеи не смогут выдать информацию, которой они не обладают. Во всяком случае, Велен говорил с ними об их будущем, о том, что они должны затаится в течение некоторого продолжительного времени, возможно, на несколько лет, и наблюдать, ждать, смотреть, когда иссякнет ярость орков.

Если верить Велену, то зеленокожие начали строительство чего-то, на что, казалось, были затрачены все их ресурсы и всё время. Проект, очевидно, отвлек их внимание от выслеживания выживших дренеев, по крайней мере, пока что. То, что орки строили неподалеку от своей главной цитадели в выжженных солнцем землях, казалось, было некими воротами.

Велен, казалось, знал гораздо больше, что он говорил, но, в конце концов, на то он и был пророком, провидцем. Нобундо считал, что благородный мудрец должен знать о многих вещах, вещах, которых он и другие просто-напросто не могли понять из-за недостатка мудрости.

Нобундо наблюдал, как Корин шла по воде с рыбацким копьем. Сейчас она выглядела не совсем так, как раньше. Ему казалось, что ее телосложение изменилось за прошлые несколько недель. Ее предплечья стали немного больше; ее лицо вытянулось; и ее осанка ухудшилась. И, как бы невероятно это звучало, ее хвост, казалось и в самом деле, уменьшался.

Подошли Эрак и Эстес, и Нобундо мог поклясться, что он видел те же преобразования и в них. Он посмотрел вниз в воду на свои предплечья. Это его воображение, или они тоже казались раздутыми? Он не совсем хорошо чувствовал себя с тех пор... начиная с той ночи. Но он успокаивал себя, что со временем он выздоровеет. Теперь же он волновался все более и более.

Корин приблизилась к нему. "Я закончила на сегодня. Пойду, полежу." Она отдала Нобундо свое копье.

"Ты как себе чувствуешь?" спросил он.

Корин неуклюже улыбнулась, и выглядело это как-то неубедительно. "Просто устала," ответила она.

Нобундо сидел наверху горы, смотрящей на болото Зангар, но его глаза были закрыты. Он чувствовал себя утомленным, полностью изнеможенным. Он приходил сюда, чтобы побыть одному. Он уже несколько дней не видел Корин. Она и другие двое скрывались в одной из пещер, и когда он спрашивал, что с ними, они ему в ответ просто разводили плечами. Что касается того, которого звали Акама, он все еще был в беспросветной коме, несмотря на непрерывные усилия Ролка разбудить его.

Что-то было решительно не так. Нобундо знал это: он видел изменения в себе и в других выживших, включая и Акаму. Остальная часть лагеря тоже знала об этом, казалось, они стали говорить с ним всё реже и реже, даже Ролк. А в один день, когда Нобундо вернулся в лагерь с несколькими маленькими рыбешками, ему сказали, что у них уже есть рыба в достаточном количестве, и что он может съесть свой улов сам,... поскольку, хотя и неизвестно, что за болезнь изводила его, она могла бы распространиться на других, если они прикоснуться к той же пищи, с которой он имел контакт.

Нобундо почувствовал отвращение. Его служба больше ничего не значит? Он потратил многие часы здесь, среди вершин, спокойно обдумывая, принуждая его разум сосредоточиться, отчаянно пытаясь достичь того, что до сих пор оставалось для него недосягаемым: Света. Но доступ к Свету был до сих пор закрыт для Нобундо, как будто часть его разума, которая вступала в контакт, просто больше не функционировала, или, что еще хуже, уже не существовала.

Даже простые размышления, типа этих, вызывали у него головную боль. В последнее время становилось все более трудно четко формулировать свои мысли. Его руки продолжили раздуваться, опухоль никуда не уходила, а его копыта начали раскалывать. Местами они даже отпали и больше не отрастали снова. И все это время старые кошмары... они не проходили.

По крайней мере, намного реже стали встречаться патрулирующие боевые отряды орков. Приходили сообщения, что, что бы там не делали орки, их главное постройка подходила к завершению. И, действительно, оказалось, что это было некими вратами, как и предсказывал Велен.

Хорошо, подумал Нобундо. Надеюсь, что они пройдут через них, и те приведут их прямо в лапы смерти.

Он встал и медленно, не спеша, побрел назад к лагерю, благодаря за поддержку свой молот, который стал настолько тяжелым в последние недели, что он нес его кристаллическим бойком вниз, используя его скорее как трость при ходьбе, а не по назначению.

Через несколько часов он достиг своей цели и решил встретиться с Ролком. Вместе они могли назначить собрание, где бы все обговорили проблему увеличивающейся нетерпимости к --

Нобундо остановился у входа в пещеру Ролка. Там лежала на кровати Корин. Она теперь так изменилась, что вообще больше не походила на дренея, а скорее на некую пародию их расы. Она выглядела больной и истощенной. Ее глаза были молочными, а ее нижняя кисть руки раздулась до огромных размеров. Ее копыта отпали, оставив на показ две когтистых выступа, а ее хвост стал всего лишь маленьким отростком. Несмотря на ее хилое состояние, она сильно билась в руках Ролка.

"Я хочу умереть! Я всего лишь хочу умереть; я хочу, чтобы боль прошла!"

Ролк крепко держал ее. Нобундо быстро приблизился и наклонился к ней.

"Не глупи!" Затем он посмотрел на Ролка. "Разве ты не сможешь вылечить ее?"

Священник, нахмурившись, посмотрел на своего друга. "Я пытался!"

"Позвольте мне уйти! Позвольте мне умереть!"

И тогда из рук Ролка появилось свечение, успокоившее Корин, мягко подавившее ее, пока ее судороги не ослабли и, наконец, не прошли полностью. Она осела вниз, продолжая рыдать в муках, и свернулась словно новорожденный. Ролк кивнул Нобунду головой, предлагая покинуть пещеру.

Оказавшись снаружи, Ролк посмотрел на Нобундо строгим пристальным взглядом. "Я сделал все, что мог. Но ее тело словно сломано, как и ее воля."

"Должно же быть что-то, что может -- какой-то способ -" Нобундо изо всех сил пытался должным образом сформулировать свои мысли. "Мы должны хоть что-то сделать!" наконец, выболтал он.

Ролк стих на мгновение. "Я волнуюсь за них и за тебя. Мы получили сообщения, что остальные выжившие из Шаттрата в других лагерях подверглись тем же самым изменениям. Независимо от того, что это, оно не поддается никакому исцелению, и оно не проходит. Наши дренеи боятся, что если не будут приняты меры, то все будет потеряно."

"О чем ты говоришь? Что происходит?"

Ролк вздохнул. "Только переговоры. Пока. Я пытаюсь призвать всех к благоразумию, но даже я не могу вечно защищать тебя и других. И, если по правде, не уверен, что я должен так поступать."

Нобундо почувствовал горькое разочарование в своем друге, которому, как он думал, он мог доверять, и который теперь уступил той же самой ограниченной паранойе, как и остальные.

Поскольку ему больше нечего было сказать, Нобундо повернулся и ушел.

Состояние Корин ухудшалось, и решение, которое так боялся Нобундо, о котором говорил Ролк, было, наконец, готово несколько дней спустя.

Нобундо, Корин, Эстес и Эрак были собраны перед остальными жителями лагеря. У одних были мрачные лица; некоторые казались грустными; лица других были нечитабельны. Ролк, со своей стороны, был в замешательстве, но он был решителен, словно охотник, который предпочитает не убивать, но знает, что ему нужно поесть, и потому он готовится нанести своей добыча смертный удар.

Как и предполагалось, лагерь выбрал Ролка на незавидную роль их представителя. "Это будет не легко для меня, для каждого из нас..." Он указал рукой на стоическое собрание позади него. "Но мы говорили с представителями из других лагерей, и вместе мы пришли к этому решению. Мы полагаем, что будет гораздо лучше для всех, если те из нас, кто был ... заражен, будут жить вместе, но... отдельно от тех, кто остался в здравии."

Корин, выглядевшая особенно несчастной, спросила резким скрипучим голосом: "Нас ссылают?"

Прежде, чем мог возразить Ролк, Нобундо взорвался: "Точно, так оно и есть! Они не могут решить наши проблемы, таким образом, они... они надеются просто игнорировать нас! Они просто хотят, чтобы мы убрались!"

"Мы не можем помочь вам!" выбормотал Ролк. "Мы понятия не имеем, заразна ли ваша болезнь, а ваше уменьшение физических сил, ваше снижение умственной активности - это ответственность, которую мы не можем себе позволить. Нас и так недостаточно много осталось, чтобы так рисковать!"

"Что будет с другим, Акамой?" спросила Корин.

"Он останется здесь, под моей опекой, пока он не очнется," ответил Ролк, и затем добавил, "если он очнется."

"Как любезно с твоей стороны", пробормотал Нобундо, его слова были полны сарказма.

Ролк шагнул вперед и вызывающе встал перед Нобундо. Несмотря на свое нездоровье, Нобундо выправился и посмотрел прямо в глаза Ролку.

Ролк сказал, "Ты спрашивал, наказал ли тебя Света своим молчанием за твое поражение при Шаттрате."

"Я отдал все в Шаттрате! Я был готов умереть, чтобы ты, все вы могли жить!"

"Да, но ты не умер."

"Ты -- хочешь сказать, что я дезертир?"

"Я считаю, что, если Свет покинул тебя, то на то у него была причина. Кто мы такие, чтобы подвергнуть сомнению пути Света?" Ролк оглядывался назад и посмотрел на других для своей поддержки. Некоторые из них отвели взгляд, но многие так не поступили.

"Что бы ни случилось, я считаю, что пришло время, когда ты должен принять свое новое место в новом порядке вещей. Я считаю, что пришло время, когда ты примешь во внимание благо остальных..."

Ролк протянул руку вниз и схватил молот из руки Нобундо.


Категория: Прочее | Добавил: серый (09-12-2016 в 16:26:34)
Просмотров: 650 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

Copyright © 2010-2017
Вакансии :: Контакты
Мобильная версия сайта